Тоталитаризм и порядок

Доводы против тоталитаризма, против «сильной руки» и приоритета государства над личностью многочисленны и многообразны. Однако у сторонников жесткой и жестокой власти есть свои доводы, и первый из них - это то, что при тоталитаризме в обществе гораздо больше порядка и дисциплины.

Довод этот кажется настолько бесспорным, что фразы типа: «А зато при Сталине был порядок», - давно стали общим местом. В результате споры между поклонниками Сталина и его противниками ведутся не вокруг вопроса, а был ли порядок, а лишь вокруг того, приемлемая ли цена была за него заплачена.

Однако если внимательнее присмотреться к той же сталинской эпохе, то легко обнаруживаются факты, нарушающие стройную картину всеобщего порядка и тотальной дисциплины в стране, жившей под сильной рукой Вождя Всех Народов. И этих фактов так много, что если свести их воедино, то картина получается, скорее, обратная. Какую сферу ни возьми, создается впечатление совершенно неописуемого бардака, царящего на всех уровнях сверху донизу.

У меня это ощущение впервые возникло, когда я начал подробно изучать историю советского самолетостроения. И наткнулся на один весьма интересный факт.

В 1938 году конструкторское бюро Поликарпова завершило работу над истребителем И-180. Работа шла трудно, в ходе испытаний погибло два летчика, включая Валерия Чкалова, но в конечном итоге и самолет получился великолепный. На самом высоком уровне было признано, что это один из лучших истребителей в мире и безусловно лучший - в Советском Союзе.

Было принято решение запустить самолет в серию на Горьковском авиазаводе. Однако директор завода это решение проигнорировал. решение принималось еще несколько раз на всех уровнях от наркомата авиационной промышленности до политбюро, но директор Горьковского авиазавода самолет в серию не запускал. И даже категорический приказ, исходящий от товарища Сталина лично, он проигнорировал, как и все остальные распоряжения.

Понятно, что за спиной директора стояли более высокие фигуры и целые кланы, борющиеся как с кланом Поликарпова, так и между собой. Но то, что в результате этой борьбы спускаются на тормозах решения первостепенной государственной важности, свидетельствует об очень серьезном недостатке дисциплины в государстве.

А дальше в результате той же самой межклановой борьбы был загублен следующий самолет Поликарпова - лучший поршневой истребитель всех времен И-185. Он мг бы пойти в серию в 1940-м, а не пошел в нее никогда. Вместо этого многими тысячами выпускались гораздо более слабые машины Микояна и Яковлева (из которых первый был братом знаменитого партийного деятеля, державшегося у вершины власти «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича», а второй - личным референтом Сталина по вопросам авиации), а также самолет ЛаГГ-3, получивший у летчиков прозвище «Лакированный Гарантированный Гроб».

Между тем тогда же, перед войной, некий товарищ Сильванский - еще один родственник высокопоставленного партийного деятеля (зять наркома авиапромышленности Кагановича) - потратил кучу государственных денег на создание своего истребителя, который в результате с трудом смог оторваться от земли. Когда выяснилось, что пропеллер на взлете задевает за землю, Сильванский приказал выкопать на взлетной полосе траншею между колесами самолета - короче, чудил так, что все вокруг просто хватались за голову. А уезжая из Новосибирска в Москву хлопотать о продолжении работ над самолетом, он банальным образом присвоил представительский автомобиль директора Новосибирского завода.

Подобных художеств в истории предвоенного авиапрома набирается на целую книгу. И результат хорошо известен. В войну СССР вступил с авиацией, которая была значительно слабее немецкой, и в ходе войны потерял в несколько раз больше самолетов, чем противник. А дополнительные самолеты в тылу приходилось делать женщинам и подросткам.

По другим отраслям столь подробных сведений, как по авиапрому, в открытых публикациях нет, но по многим отрывочным данным можно заключить, что и там все происходило точно также. А венчает всю эту картину бардак, творившийся в армии.

Ортодоксальные и альтернативные исследователи с пеной у рта спорят, что явилось причиной небывалого разгрома Красной Армии в первые месяцы войны. Однако спорить-то, пожалуй, не о чем. Конечно, и бездарность командиров всех уровней вплоть до высшего, и ошибки Сталина и его приближенных, и стратегическое развертывание для нападения, а не для обороны, и репрессии, истребившие пусть не более профессиональных, но как минимум более опытных военачальников - все это сыграло свою роль. Однако главной причиной разгрома явилось полное отсутствие дисциплины в войсках, которое обнаруживается чуть ли не в любом описании первых дней, недель и месяцев войны, составленном очевидцами событий.

Когда все эти факты всплывают, нередко можно услышать сентенции типа: «Мало Сталин стрелял и сажал». Однако на самом деле стреляли и сажали более чем достаточно. Предвоенный бардак, например, лежит на совести выдвиженцев, поднявшихся после того, как в 37-38-м были вырезаны старые кадры. А в 40-м и 41-м эти выдвиженцы тоже пошли под нож. Но все дело в том, что репрессии отнюдь не способствуют наведению порядка.

Массовые репрессии порождают психологию, которую отлично описал Михаил Задорнов на примере новых русских бандитов, вложив в их уста или услышав где-то фразу: «Ты подумай - где я, а где завтра!»

Человек, над которым навис карающий меч, разящий всех без разбору, стремится жить так, как будто каждый день у него - последний. А в результате в государстве, где если не большинство, то как минимум существенную часть населения составляют люди, живущие по этому принципу, никаким порядком даже не пахнет. И любимый тезис сторонников «сильной руки» оказывается в корне несостоятельным.